Всего на сайте
изданий:  2976
статей:  917
Электронная библиотека
search

Лев Толстой

(1984)

Центральная киностудия детских и юношеских фильмов им. М. Горького, «Колиба» (Братислава, ЧССР), 1984.

Автор сценария и режиссер С. Герасимов.

Оператор С. Филиппов.

Художники-постановщики: А. Попов, М. Калина. Композитор П. Чекалов.

В ролях: С. Герасимов, Т. Макарова, А. Петренко, Н. Еременко, В. Проскурин, М. Зимин и др.

В фильме использована музыка из произведений Листа, Шопена, Танеева, Рахманинова.

 

О жизни Л.Н Толстого в начале XX века. Зритель встречается с великим русским писателем в последние годы его жизни (1908-1910), однако воспоминания Льва Толстого возвращают нас и к событиям его молодости, и к поре решительного и страстного перелома в его взглядах.

О его мыслях, переживаниях и идеях, касающихся всех сторон жизни людей. Тонко и ненавязчиво даётся также семейная драма, сложные отношения с женой, для которой семья – это всё.

Фильм-хроника состоит из двух частей — «Бессонница» и «Уход».

 

«Сценарий писался во многом по принципам биографического фильма, картина же снималась несколько иначе - не «поперек» сценария, но с уточнением концепции. В этой концепции быт, окружение, среда не так важны, как в традиционной биографической ленте: Толстой не живет этой средой, она чужда ему, он от нее уходит - и потому подробности быта и окружения ничего не объяснят нам, а, напротив, только затруднят понимание героя, который устремлен к нам, к людям, далеким от времени и пространства его тогдашнего обитания. Среда воспроизведена добросовестно и точно, но не акцентирована, она существует как фон.

То же и с людьми, окружающими Толстого: здесь появляются Страхов и Танеев, Сулержицкий и Гольденвейзер, менее известные широкой публике Булгаков и Сергеенко, Сухотин, Дранков, Феокритова, дети Толстого Татьяна и Александра, Сергей и Андрей, Маша и Илья, но кто - кто, можно лишь догадаться, а кто - каков, практически узнать нельзя. Больше внимания уделяется Владимиру Григорьевичу Черткову (А. Петренко), Душану Петровичу Маковицкому (прекрасная работа словацкого актера Б. Навратила) и Софье Андреевне Толстой (Тамара Федоровна Макарова, беспощадно подавляя свое обаяние, играет человека, чей трагический удел - невозможность полного понимания Толстого, но человека, которому мы, тем не менее, не вправе отказать в искреннем сострадании)».

Масловский Г. Открыть Толстого / Г. Масловский // Искусство кино. – 1984. – № 12. – С. 23-36.

Режиссер Сергей Герасимов:

«Может, я взялся за непосильную задачу – оживить Толстого? Ни за что не стал бы снимать картину, если бы не играл сам. Как объяснить актеру, который не думал всю жизнь о Толстом, что делать? Мне Толстой понятен и в своем гневе, и в пафосе, и в изумлении перед чудом жизни. У меня с ним одно плечо».

Ягункова Л. Львиное сердце / Л. Ягункова // Ягункова Л. Сергей Герасимов и Тамара Макарова. – М., 2006. –
С. 267-276.

Фрагменты из книги Майи Меркель, которая провела долгие месяцы на съемочной площадке фильма «Лев Толстой» рядом с режиссером Сергеем Герасимовым.

«Живописно выглядит «гостиная» - белоснежные с кружевами платья женщин, белые чесучовые костюмы мужчин… Сергей Аполлинарьевич все еще ныряет глазом в сценарий, совсем как нерадивый ученик, не успевший выучить урок. Трудно дается текст, даже свой… Мизансцена выстраивается скорее психологически, чем графически. Сергей Аполлинарьевич рассказывает о Толстых, о каждом в отдельности. Выводит из характера отношение к ситуации. А уж куда кого поставить – другая забота, полегче. О «Татьяне» и «Александре» говорит нежно, словно о дочерях.

- А Танеев у нас где?

Опять – носом в сценарий. Очки забыл или хочет обойтись без них, а видит неважно…

- Вот он, Танеев!

- И этот пузан – моя тайная страсть? Да, любовь коварна! – шутливо сокрушается Тамара Федоровна, взглянув на вошедшего Зимина – «Танеева», очень грузного и круглого.

Народу в павильоне – не протолкнуться. Что значит интересная сцена! Со всех сторон уставились на «Льва Николаевича» профессиональные и любительские камеры…

Хлопочет Тамара Федоровна, усаживая своих гостей – жену Зархи с внучкой Катей.

- Все отлично. А где Танеев?

Опять пропал! Сегодня с начала смены его постоянно теряют…

- Сделаем кусок с Танеевым. Мне нравится, что Гольденвейзер сидит за столом… Поставьте Танееву руки – он полез в другую сторону опять… Давай-давай, играй! Чтобы я ощутил, что он – Танеев. Дай последние аккорды…

Двое дюжих мужчин, почему-то одетых в зимние пальто, внесли огромный пузатый самовар…

- Поставьте там самовар, и он решит проблему – закроет Танеева, - балагурит Сергей Аполлинарьевич. – «Вот это произведение искусства!»… Ну что он там, опять заехал не в тот регистр?

- Товарищи! Надо вытереть рояль! – просит «Танеев».

Оставлен самовар, «тетя» бросилась к роялю. Сегодня съемка под девизом: «Танеев и самовар»…

- Товарищ Танеев! Играйте, у вас не только ноги в кадре!

КАДР 168 – ВТОРОЙ…

Появился в тонзале Сережа-оператор пришел обсудить досъемку «Гостиной».

- Сергей Аполлинарьевич, лучше будет, если снимем Зимина крупно.

- Зачем? Там рядом с ним Тамара Федоровна, они парочкой сидят. Рассчитывай на достаточно свободную декорацию, чтобы всех разместить как следует…».

 

Меркель М. Портрет неизвестного. На съемках фильма «Лев Толстой» / М. Меркель. – М., 1989. – 326 с.