Всего на сайте
изданий:  2978
статей:  928
Электронная библиотека
search

Бальмонт Константин Дмитриевич

(1867-1942)

Константин Дмитриевич Бальмонт родился 15 июня 1867 года в Гумнищах Шуйского уезда Владимирской губернии. Отец поэта, Дмитрий Константинович, небогатый помещик, полвека прослужил в Шуйском земстве - мировым посредником, мировым судьей, председателем съезда мировых судей и, наконец, председателем уездной земской управы. Мать, Вера Николаевна, получила институтское воспитание, учила и лечила крестьян, устраивала любительские спектакли и концерты, печаталась в провинциальных газетах. В Шуе она была известной и уважаемой особой.

В 1876 году Бальмонта отдали в подготовительный класс Шуйской гимназии, в которой он учился до 1884 года. Исключен из гимназии он был за принадлежность к революционному кружку. Через два месяца Бальмонт был принят во Владимирскую гимназию, которую закончил в 1886 году. Во Владимирской гимназии юный поэт начал литературную деятельность – в 1885 году в журнале «Живописное обозрение» было опубликовано три его стихотворения. Сразу же по окончании гимназии по приглашению фабричного инспектора В. Ф. Свирского Бальмонт совершил путешествие по уездам Владимирской губернии: Суздальскому, Шуйскому, Меленковскому и Муромскому.

После окончания гимназии Бальмонт поступил в Московский университет на юридический факультет, через год был исключен за участие в студенческих беспорядках и выслан в Шую. Пытался продолжить образование в Демидовском лицее в Ярославле, но снова неудачно. Своими обширными знаниями в области истории, литературы и филологии Бальмонт был обязан только себе.

В феврале 1889 года К. Д. Бальмонт женился на Ларисе Михайловне Гарелиной, дочери шуйского фабриканта. Родители поэта были против – он решился на разрыв с семьей. Брак оказался неудачным.

Бальмонт окончательно решил заняться литературой. У него вышел первый «Сборник стихотворений», выпущенный на собственные деньги в Ярославле. Ни творческого ни финансового успеха это предприятие не принесло, но решение продолжить литературные занятия осталось неизменным.

Бальмонт оказался в трудном положении: без поддержки, без средств, он буквально голодал. К счастью, очень скоро нашлись люди, принявшие участие в судьбе начинающего поэта. Это прежде всего В. Г. Короленко, с которым он познакомился еще во Владимире, будучи гимназистом.

Другим покровителем Бальмонта стал Н. И. Стороженко, профессор Московского университета. Он помог Бальмонту получить заказ на перевод двух фундаментальных сочинений «Истории скандинавской литературы» Горна – Швейцера и двухтомной «Истории итальянской литературы» Гаспари. Время профессионального становления Бальмонта приходится на 1892 – 1894 годы. Он много переводит: делает полный перевод Шелли, получает возможность печататься в журналах и газетах, расширяет круг литературных знакомств.

В начале 1894 года вышел первый «настоящий» сборник стихов Бальмонта «Под северным небом». Бальмонт – уже довольно известный литератор, переводчик Э. По, Шелли, Гофмана, Кальдерона.

В 1895 году Бальмонт печатает новый сборник стихотворений «В безбрежности».

В сентябре 1896 года он женился на Екатерине Алексеевне Андреевой (за два года до этого поэт развелся с прежней женой). Сразу же после свадьбы молодые уехали за границу.

Несколько лет, проведенных в Европе, дали необычайно много Бальмонту. Он посетил Францию, Испанию, Голландию, Италию и Англию. Письма этого периода переполнены новыми впечатлениями. Много времени Бальмонт проводил в библиотеках, совершенствовал языки, был приглашен в Оксфорд – прочесть лекции по истории русской поэзии.

Сборники «Под северным небом», «В безбрежности», «Тишина» принято считать в истории русской поэзии тесно связанными с более ранним периодом творчества поэта.

В 1900 году выходит сборник стихотворений «Горящие здания». С появлением этой книги начинается новый и главный период жизни и литературной деятельности Бальмонта.

В марте 1901 года поэт стал подлинным героем в Петербурге: он публично прочитал антиправительственное стихотворение «Маленький султан», и это событие имело огромный политический резонанс. После этого незамедлительно последовали административные репрессии и ссылка.

С весны 1902 года поэт живет в Париже, затем переезжает в Лондон и Оксфорд, далее последуют Испания, Швейцария, Мексика и Соединенные Штаты Америки. Результатом этой поездки, помимо стихов, стали путевые очерки и переводы мифов ацтеков и майя, которые были объединены в книге «Змеиные цветы» (1910).

В конце 1905 года в Москве в издательстве «Гриф» была напечатана книжка «Фейные сказки». В ней было помещено 71 стихотворение. Посвящена она Нинике - Нине Константиновне Бальмонт-Бруни, дочери Бальмонта и Е. А. Андреевой.

В июле 1905 года поэт вернулся в Москву. Революция захватила его. Он пишет обличительные стихи, сотрудничает в газете «Новая жизнь». Но решив, что он один из явных претендентов на царскую расправу, Бальмонт уезжает в Париж. Поэт покинул Россию на семь с лишним лет.

Все семь лет, проведенных за границей, Бальмонт большей частью живет в Париже, отлучаясь ненадолго в Бретань, Норвегию, на Балеарские острова, в Испанию, Бельгию, Лондон, Египет. Любовь к путешествиям поэт сохранил на всю жизнь, но всегда отчетливо чувствовал отрезанность от России.

Первого февраля 1912 года Бальмонт отправляется в кругосветное путешествие: Лондон - Плимут - Канарские острова - Южная Африка - Мадагаскар - Тасмания - Южная Австралия - Новая Зеландия - Полинезия (острова Тонга, Самоа, Фиджи) - Новая Гвинея - Целебес, Ява, Суматра - Цейлон - Индия.

В феврале 1913 года в связи с «трехсотлетием дома Романовых» была объявлена политическая амнистия, и Бальмонт получил долгожданную возможность вернуться на родину. В Москву он приехал в самом начале мая 1913 года. На Брестском вокзале его ждала огромная толпа людей.

В начале 1914 года поэт снова ненадолго уезжает в Париж, потом в Грузию, где выступает с лекциями. Ему устраивают пышный прием. После Грузии Бальмонт уехал во Францию, где и застала его Первая мировая война. Лишь в конце мая 1915 года поэту удалось вернуться в Россию.

Бальмонт восторженно принял Февральскую революцию, но вскоре разочаровался. После Октябрьской революции большевики, памятуя о прошлых либеральных взглядах Бальмонта, вызвали его в ВЧК и спросили: «В какой партии Вы состоите?» Бальмонт ответил: «Я - поэт».

Для К. Д. Бальмонта настали трудные времена. Нужно было содержать две семьи: жену Е. А. Андрееву и дочь Нину, которые жили в Москве, и Елену Цветковскую с дочерью Миррой, живших в Петрограде. В 1920 году они переезжают в Москву, которая встречает их холодом и голодом. Бальмонт начинает хлопоты о поездке за границу.

25 мая 1920 года Бальмонт с семьей навсегда покидает Россию. Разлуку с родиной Бальмонт переносил тяжело. Его отношения с русской литературной эмиграцией складывались не просто. Тесные связи поддерживал с И. С. Шмелевым.

Бальмонт умер (от воспаления легких) в ночь на 24 декабря 1942 года. К востоку от Парижа расположен Нуази-ле-Гран. Здесь, на местном католическом кладбище, высится крест из серого камня, на котором по-французски написано: «Константин Бальмонт, русский поэт».

В августе 1876 года в возрасте 9 лет К. Д. Бальмонт поступил в приготовительный класс Шуйской прогимназии, впоследствии преобразованной в гимназию. Приемные испытания были сданы на круглую четверку. На оборотной стороне экзаменационного листа детский автограф поэта – диктант и арифметическая задача. Учился Бальмонт посредственно, что видно из так называемых балловых книг, в которые заносились четвертные и годовые отметки учеников: лучшие успехи он показывал по истории и по французскому языку, в III-м классе оставался на 2-й год. По отзыву учителей, - это был способный мальчик, не страдавший гимназическим честолюбием, почему он и не гнался за хорошими отметками.

Поведение Бальмонта, кроме приготовительного класса (где было 5), отмечалось всегда баллом 4, вероятно благодаря живости его характера. Записей о поведении почти нет, и никаких серьезных проступков не отмечено.

Осенью 1884 года из Шуйской гимназии было уволено сразу 5 учеников, среди которых 18-го сентября и самый младший - 17-летний Бальмонт Константин 7-ой класс. Все эти ученики были уволены согласно прошений родителей - Бальмонт – «вследствие болезни». Увольнение учеников последовало с нарушением существовавших правил без участия педагогического совета. Директором гимназии Рогозинниковым было предложено родителям взять своих сыновей из гимназии, конечно, под угрозою исключения, в случае неисполнения этого требования, с худшей аттестацией, так что родители были вынуждены подчиниться. В тот же день, когда ученики были уволены, им были выданы документы и свидетельства об образовании, причем всем была поставлена пониженная отметка в поведении – 4 и тоже без педагогического совета, которому принадлежало право аттестовывать поведение учеников. В свидетельстве К.Бальмонта за № 971 по всем предметам были выставлены тройки. Все его бумаги – свидетельство, метрику и медицинское свидетельство по доверенности его матери получил старший брат - Аркадий.

В чем же состояла вина этих учеников? Что послужило причиной столь быстрого их увольнения из гимназии? Вот что позднее писал об этом Константин.

«В 1884 году, когда я был в седьмом классе гимназии, в мой родной город Шую приехал некто Д., писатель, привез номер революционных газет «Знамя и Воля» и «Народная Воля», несколько революционных брошюр, и на зов его собрались в одном доме, в небольшом количестве, несколько мысливших гимназистов и несколько взрослых людей, настроенных революционно. Д. сообщил нам, что Революция разразится в России не нынче - завтра, и что для этого лишь нужно покрыть Россию сетью революционных кружков. Я помню, как один из любимых моих товарищей, сын городского головы (Николай Листратов), привыкший устраивать с товарищами охотничьи походы на уток и вальдшнепов, сидел на окне и, разводя руками, говорил, что, конечно, Россия совершенно готова для Революции и нужно только ее организовать, а это совершенно не просто. Я молча полагал, что все это не просто, а очень сложно, предприятие же глупо. Но я сочувствовал мысли о распространении саморазвития, согласился вступить в революционный кружок и взялся хранить у себя революционную литературу. Весьма быстро последовали в городе обыски, но в те патриархальные времена жандармский офицер не посмел сделать обыск в домах двух главных лиц города – городского головы и председателя земской управы. Таким образом, ни я, ни мой товарищ не попали в тюрьму, а лишь были исключены из гимназии, вместе с еще несколькими. Нас вскоре приняли в гимназии, где мы оканчивали ученье под надзором». Надзорное состояние К. Бальмонта дало и свои положительные результаты. Он почти не отвлекался от учения, изучения языков, чтения книг, писал и переводил стихи.

В начале ноября 1884 года Бальмонта приняли в 7-й класс Владимирской губернской гимназии. Он не был молчаливым или застенчивым, но и красноречивым тоже не был, и отношения со своими новыми товарищами наладил быстро. Жить во Владимире ему было предписано на квартире у своего строгого классного наставника, учителя греческого языка Осипа Седлака. Первое полугодие учебного года уже подходило к концу, новичку пришлось резко догонять сверстников и ценой больших усилий все же удалось сдать все предметы успешно и вовремя.

И первое выступление Константина в печати относится к владимирскому периоду его жизни. Будучи учеником 8-го класса гимназии, в 1885 г. он опубликовал в журнале «Живописное обозрение» (№ 48, 2 ноября - 7 декабря) три стихотворения: «Горечь муки», «Пробуждение», «Прощальный взгляд». Из них первые два – его собственные, а третье – перевод из Ленау. Подписался - «Конст. Бальмонт». Это событие не было особенно замечено никем, кроме классного наставника, который запретил Бальмонту печататься вплоть до завершения учебы в гимназии.

4 декабря 1885 года Константин из Владимира пишет уже учащемуся в Московском университете Николаю Листратову: «Давно хотел тебе написать, да все не удается, никак оторваться от наук ‑ занимаюсь, брат. Одолела охота кончить гимназию. Увенчаются ли усилия успехом и надолго ли хватит терпения зубрить ‑ покрыто мраком неизвестности. <…>   Если я останусь в мае с носом, неважно будет. А коли попаду в Университет, тогда жить буду славно. Кстати, и будущее кажется не будет бледным: здесь был Короленко ‑ сотрудник «Рус<ской> М<ысли>» и «Сев<ерного> В<естника>» (я всем про него говорю ‑ он у меня из головы не выходит, как во время оно у тебя не выходил из головы ‑ помнишь? ‑ Д-ский?) Этот самый Короленко, прочитав мои стихи нашел во мне ‑ представь – талант. Вот у меня мысли о писательстве и получают некоторую опору. Следов<ательно> и изучение общественных наук и изучение новых языков («Шведский, норвежский …») пойдет значительно быстрее. Может и на самом деле вытанцуется что-нибудь».

«Кончая гимназию во Владимире Губернском, я впервые лично познакомился с писателем, - и этот писатель был не кто иной, как честнейший, добрейший, деликатнейший собеседник, какого когда-либо в жизни приходилось мне встречать, знаменитейший в те годы повествователь Владимир Галактионович Короленко. Перед его приездом во Владимир, в гости к инженеру М. М. Ковальскому и его жене А. С. Ковальской, я дал А. С. Ковальской, по ее желанию, тетрадь моих стихов для прочтения. Это были стихи, написанные мною главным образом в возрасте 16-17 лет. Она передала эту тетрадь Короленко. Он увез ее с собой и позднее написал мне подробное письмо о моих стихах. Он указал мне на мудрый закон творчества, который в ту пору юности я лишь подозревал, а он четко и поэтически выразил так, что слова В. Г. Короленко навсегда врезались в мою память и запомнились чувством, как умное слово старшего, которого должно слушаться. Он писал мне, что у меня много красивых подробностей, частностей, успешно ухваченных из мира природы, что нужно сосредоточивать свое внимание, а не гоняться за каждым промелькнувшим мотыльком, что никак не нужно торопить свое чувство мыслью, а надо довериться бессознательной области души, которая незаметно накопляет свои наблюдения и сопоставления, а потом внезапно все это расцветает, как внезапно расцветает цветок после долгой невидной поры накопления своих сил. Это золотое правило я запомнил и памятую ныне. Это цветочное правило нужно было бы, ваятельно, живописно и словесно занести над входом в ту строгую святыню, которая называется - Творчество.

Чувство признательности велит мне сказать, что Владимир Галактионович кончил письмо свое ко мне словами: «Если вы сумеете сосредоточиться и работать, мы услышим от вас со временем нечто незаурядное». Нужно ли говорить, какой хлынул в мое сердце восторг и поток чаяний от этих слов Короленко». 

Курс гимназии Бальмонт окончил в 1886 г., по собственным словам, «прожив, как в тюрьме, полтора года». «Гимназию проклинаю всеми силами. Она надолго изуродовала мою нервную систему», — писал впоследствии поэт.

В 1886 году Бальмонт поступил в  Московский университет на  юридический факультет. Но во Владимир будущий поэт периодически приезжал и писал письма своим знакомым.

Источник: Бальмонт М. Ю. Константин Бальмонт – необычный ученик Владимирской гимназии // Материалы XIX межрегиональной краеведческой конференции (25 апреля 2014 г.). - Владимир, 2015.-  C. 447-453.

Источники:

Бальмонт К. Д. Избранное : стихотворения, переводы, статьи / Константин Бальмонт ; сост., вступ. ст. и коммент. Д. Г. Макогоненко. ­– М. : Правда, 1991. – С. 8-20.