Всего на сайте
изданий:  10240
статей:  1150
Электронная библиотека
search

Александр I и Владимирский край

Внук Екатерины II, император Александр I, бывал во Владимирской губернии несколько раз.

В 1798 г., будучи еще великим князем, в возрасте 21 года, во время путешествия со своим отцом Павлом I и братом, великим князем Константином Павловичем, он посетил Муром. Тогда августейшая фамилия направлялась на военный смотр в Казани. Проезжая через Владимирскую губернию, император сделал остановки в Покрове, Владимире, с. Мошок, в Муроме и с. Озябликово.

Интересно, что чести увидеть сыновей Павла I удостоились только муромляне. Сведений о том, как себя вели великие князья и были ли они с отцом в Покрове, Владимире, с. Мошок и Озябликово – не найдено.

В Муроме августейших особ ждал особенно теплый прием. Современники сложили положительное мнение о будущем наследнике престола, великом князе Александре Павловиче.

Его наружность была описана так: «Александр Павлович росту высокаго, по примечанию два аршина восемь с половиною вершков, лицем чист и красота отменна от прочих».

Переночевав в Муроме, царский кортеж отправился дальше. Вспоминают, что при отбытии из города, Александр Павлович простился с народом, поклонился с веселым духом и сел с одним из генералов в карету. А вот его брат, Константин Павлович, не очень понравился муромлянам и показался им дерзким. Некоторые современники вспоминали, что он везде был со скучающим и недовольным видом, а на прощание высказался весьма нецензурно.

Александр I, хотя «всю жизнь и провел в дороге», в Муром больше уже не заезжал.

С августа по ноябрь 1823 г. император Александр I путешествовал по России. 24 августа на пути из Ярославля в Москву он был проездом в Переславле-Залесском, затем посетил Александров и Киржач.

О визите государя в Александров сохранилась подробная статья Н. С. Стромилова, опубликованная в номере 12 «Владимирских губернских ведомостей» за 1877 год.

С рассветом 14 (26) августа 1823 г. народ уже толпился на Большой Московской улице и дороге из Переславля в Киржач.

Жители готовились заранее. Губернатор П. И. Апраксин специально прибыл в Александров 7(19) августа, а затем отправился в Киржач для надлежащих распоряжений. В течение недели до приезда императора, местные власти хлопотали о выборе помещения для его отдыха. Городское общество заказало блюдо для поднесения хлеба-соли. Планировали решить напрямую через императора и собственную городскую проблему: просить о пожаловании городу смежной с ним земли ведомства дворцовой Конюшенной канцелярии.

В день приезда Александра I стоял жаркий день. Жители собрались у Переславской заставы, где уже были готовы к торжественной встрече городничий, подполковник Ф. Т. Балаболкин (в мундире, на сером коне), представители городской полиции, городской голова, мещанин И. Н. Красавин с бургомистрами, ротманами и гласными городской думы. Во втором часу пополудни издали стали слышны отголоски восторженного «Ура»! Император подъезжал.

«Все благоговейно сняли шапки. На рьяных тройках мчались: земский исправник Н. В. Бибиков, за ним – походный квартирмейстер царского поезда, несколько экипажей царской свиты и сам благословенный миротворец Европы, император Александр Павлович в открытой коляске, с сидевшим в ней с ним рядом его любимцем, графом А. А. Аракчеевым; за ним следовал ряд экипажей царского поезда».

Многократное громогласное «Ура!» и звон колоколов церквей города торжественно приветствовали прибытие императора, коляска которого остановилась на Переславской дороге против южных врат Успенского монастыря. Игуменья Евгения с сестрами и духовенство встретили государя со святым крестом и святой водой. Приложившись ко кресту, император быстро оглядел монастырь и выслушал всеподданнейший рапорт городничего. Удостоив милостивым поклоном челобитье городского общества в лице его городского головы и выборных, Александр Павлович поспешил отдохнуть с дороги.

С этой целью для него уже был подготовлен дом братьев-купцов С. И. и М. И. Зубовых на улице Стрелихе, по пути в Киржач.

Александров еще не отстроился после сильного пожара, испепелившего в начале мая 1818 г. больше половины города. Возможно, это стало одной из причин, по которой царский поезд был направлен не через центр города по Большой Московской улице, а по Киржачской дороге прямо к дому Зубовых. Направляясь туда, государь отвечал поклонами ликовавшему народу.

У крыльца дома Зубовых императора встретили хозяева со своими семействами, местные власти, сословные представители и городское общество, а также почетный от Александровской инвалидной команды караул, с ее начальником, поручиком Громовым. Принимая от него рапорт, государь узнал Громова, которого встречал во время его службы в одном из гвардейских полков и раненого в Отечественную войну 1812 года. В память этого, государь приказал следовавшему за ним в свите начальнику главного штаба, барону И. И. Дибичу, выдать тотчас Громову в награду 100 рублей.

В покоях дома Зубовых голова и выборное городское общество с хлебом-солью на серебряном вызолоченном блюде встретили императора. Государь благосклонно принял это и, в знак памяти о своем посещении города, приказал передать блюдо для хранения в ризницу собора Рождества Христова.

Дождавшись подходящего момента, выборные городского общества обратились к императору с прошением о пожаловании городу смежной с ним земли ведомства дворцовой Конюшенной канцелярии и Коллегии экономии. Прошение обосновывалось стеснением города в поземельной своей собственности, нехватке земли для выгона и удобного пастбища для скота. Кроме того, жители города не могли расширить свою усадебную землю и строить новое жилье, что могло бы способствовать росту городского народонаселения, развитию производительности и процветанию промышленности города.

Император не отказал городскому обществу и пообещал устроить присоединение к городу смежной земли из ведомства дворцовой Конюшенной канцелярии, числившейся за бывшим в Александрове и в то время уже упраздненным государственным конным заводом. Он приказал просителям через уполномоченного от них приехать в Москву и представить прошение на его имя. Барону Дибичу он приказал по прибытии его в Москву об этом ходатайстве немедленно доложить.

Не все прошло гладко. Государь, во время разговора с представителями городского общества, выразил сожаление, что городская дума отвела ему для отдыха помещение на краю города. Времени у него было не много, и он не смог обозреть город и удостовериться в его нуждах. Тогда как, если бы его поселили ближе к центру, то хотя бы проездом через город он имел бы возможность наглядно ознакомиться с его благосостоянием.

Городской голова в ответ доложил государю, что «назначенная им краткость его пребывания в городе и спешность для дальнейшего следования в Москву через Киржач и побудила его и выборных городского общества озаботиться отводом попутного помещения для отдохновения в лучшем доме в прилегавшем к Киржачской дороге местности города». Государь милостиво выслушал справедливость доводов находчивого старика-головы.

Пока государь удостаивал приемом представителей местных властей, дворянства и купечества, а также «подкрепив себя приготовленным для него и свиты в тех покоях обедом-завтраком, кушал чай – царская коляска, запряженная свежими лошадьми, бойко подкатила к крыльцу. Барон Дибич доложил государю, что все готово к отъезду».

Император отблагодарил представителей города и дворянство за верноподданнические чувства и теплый прием. Отдельно удостоились внимания хозяева дома, в котором остановился Александр I. По распоряжению императора, женам С. И. и М. И. Зубовых были вручены перстни с драгоценными камнями.

Провожали государя также торжественно. «Оглушительное «ура» и благовесть колоколов напутствовали в конце 4 часа пополудни следовавшего в г. Киржач и далее в Москву императора».

Проводив государя, городское общество собралось в храме Рождества Христова, где был отслужен благодарственный молебен о благополучном дальнейшем путешествии и здравии монарха.

Вскоре в Москву отбыли и выборные от городского общества для подачи того самого прошения об отводе пожалованной государем земли. Но указ был подписан государем не так быстро, как ожидалось: совсем незадолго до его кончины, в ноябре 1825 года. Таким образом, к городу была присоединена смежная с ним земля, состоявшая в ведомстве дворцовой Конюшенной канцелярии и непосредственном ведении бывшего управления упраздненного дворцового конного завода.

После Александрова, Александр I посетил Киржач. Там об этом событии долго напоминала ценная реликвия, хранящаяся в Киржачском Благовещенском соборе – серебряное позолоченное блюдо с вензелем «А. I.» и с надписью по краям «От Киржачскаго Градскага Общества, 1823 г.». На этом блюде были поднесены хлеб-соль императору Александру I, во время его визита в город. Приняв хлеб-соль, император повелел передать блюдо в главный собор города, также, как он сделал это в Александрове.

Источники:

Стромилов Н. С. Летопись земли Александровской : по материалам публикаций XIX века / Н. С. Стромилов ; сост. В. Н. Ревякин. – Ч. 2. – Александров : [Полиграф], 2005. – С. 218-225.

Барченкова О. Н. «Высочайшие» визиты во Владимирскую губернию // Материалы исследований : сборник № 20 / Гос. Владимиро-Суздальский ист.-архитектур. и худож. музей-заповедник ; сост. М. Е. Родина. – Владимир : ГВСМЗ, 2014. – С. 10-15.

Добрынкин Н. Г. Державные гости в городе Муроме 1445-1837 гг. : материалы для истории города Мурома / собрал Н. Г. Добрынкин. – Владимир : [Владимирская губернская типография], 1887. – С. 73-74.

Выскочков Л. В. Император Павел I на владимирских трактах / Л. В. Выскочков // Материалы XV межрегиональной краеведческой конференции (16 апреля 2010 г.) / Департамент по культуре администрации Владимирской области, ГУК «Владимирская областная универсальная научная библиотека им. М. Горького», Союз краеведов Владимирской области ; ред.совет.: М.А. Барашев [и др.]. – Владимир, 2010. – C. 9-26.

Токмаков И. Ф. Историко-статистическое описание города Киржача, (Владимирской губернии), в связи с церковно-археологическим обзором священных достопамятностей этого края со времени святого преподобного Сергия, Радонежского чудотворца и его ученика Романа Киржачского / сост. И. Ф. Токмаков. – М. : Русская типо-литография, 1884. – С. 82.