Владимирская почта

В связи с образованием по указу Екатерины II Владимирского наместничества на повестку дня встал вопрос об учреждении в губернии почты, который и был рассмотрен на заседании Наместнического правления 11 (22) января 1779 г.

В наместническом правлении было определено чинить следующее: «учредить почтовые дистанции и поставить в Суздале, Золотниковской пустыне, в селе Лежневе, в Шуе, в селе Воскресенском, в городе Покрове, селе Сарыеве, в Вязниках, Гороховце, Киржаче, Александрове, в селе Елизарове, городах Юрьеве и Меленках по 2 обывательские лошади».

Владимирскому коменданту генерал-майору фон-Каубалрзу поручалось направить трех надежных унтер-офицеров в уезды для учреждения почтовых дворов, при которых должны «ямщики безотлучно с лошадьми находиться». Обывателям вменялась обязанность поставлять лошадей для почтовой гоньбы.

По утвержденному расписанию отправку почты в Суздаль, Шую, Ковров, Вязники и Гороховец производили по понедельникам; в Судогду, Муром, Меленки – по субботам; Киржач, Покров, Александров, Переславль-Залесский, Юрьев – в разные дни, «как будут готовы». Были разработаны и правила работы губернской почты: «В Володимирском яму исполнять по сему: собрав куверты (конверты) и запечатать в чемоданы, отвозить по тракту к Гороховцу через Суздаль, где в нижнем земском суде распечатать чемодан и если случатся в тамошние присутственные места пакеты, оные вынуть, отослать, куда подписано. А чемодан запечатать и отправить того же самого времени с реестром дорогою в Шую... Ковров, Вязники, Гороховец, а оттуда тем же путем во Владимир».

Путь в Юрьев должен был пролегать через Ундол, Петушки, Покров, Киржач, Александров и Переславль-Залесский, а в Муром – через Судогду.

8 июля 1779 г. управителем Владимирского яма назначен был подпоручик Петр Калитеевский.

Из отчета Владимирского наместнического правления в Сенат в конце 1781 г. узнаем о состоянии почтовой связи в губернии: почтовых станций от Владимира до Москвы 3 – в селе Ундоле, деревнях Петушки и Киржач; от Владимира до Мурома 3 – в Судогде, Мошке и Драчеве. Из Мурома по Нижегородскому тракту имелась одна станция в с. Можаково. От Гороховца по тракту гоньбу производили ямщики села Погост. От Переславль-Залесского по Архангельскому тракту почтовые станции числились в д. Дертники, по Московскому – в с. Корель, Троице-Сергиевой Лавре и с. Братовщина.

Как видно, почтовые станции были учреждены лишь на старинных трактах, на которых ямщики с давних времен занимались гоньбой.

На запрос Владимирского наместнического правления о наличии почтовых станций в уездах, большинство нижних земских судов, в чьем распоряжении была почта, ответило: «...никаких станций для отправления почт и ямской гоньбы лошадей и людей не имеется, а отправляется почта от селения до селения через пеших десяцких» (десяцкий – нижний чин полиции в селениях).

Как видно, на местах не торопились с исполнением указов, хотя для учреждения губернской почты имелось достаточное число ямщиков (их числилось в губернии 1270) для почтовой гоньбы.

В сентябре этого же года Костромское наместническое правление сообщало Владимирскому о своем желании «учинить для пересылки и скорого доставления конвертов» две почтовые станции недалеко от границы с Владимирской губернией; первую в г. Нерехте, вторую – в селе Писцово, и на каждой станции иметь по одному конному драгуну. Одного конного оно предложило поставить соседям.

Владимирское наместничество почти целый год «думало» над этим предложением и наконец приняло решение: «Учредить до Костромы пешую почту».

О том, в каком состоянии находилась первая губернская контора, читаем в рапорте от 8 октября 1798 г. пензенского почтмейстера Ясницкого, проезжавшего через Владимир: «... усмотрел, что назначенных для почтовой гоньбы лошадей с повозками всех содержать при почтовой конторе не можно, ибо сарай и конюшня... весьма недостаточны, что помянутая контора расположена в одной весьма посредственной величины комнате, где шкафы с делами и сундук с казною, и столы – один для почтмейстера, да два для канцелярских служителей поставлены, где письма и посылки принимаемы и выдаваемы бывают. Печка в одной комнате с лежанкою... делают непристойный вид для конторы, что в таковой тесноте во время разбора почты и приема на почту денег и посылок люди злонамеренно могут сделать похищение».

Рапорт пензенского почтмейстера приняли к сведению в Московском Императорском Почтамте. Владимирскому губернскому архитектору было предписано «сочинить планы и фасады» дому, купленному у бывшего титулярного советника Г. Т. Мещерягина еще в 1795 г. для почтовой конторы (ныне ул. Большая Московская, 1). Кстати, почта находилась здесь вплоть до 1918 г.

Уже через два месяца губернский архитектор Чистяков рапортовал о том, что «планы, фасады с показанием всего двора и строения я сочинил, которые и препровождаю при сем».

К 1842 г. губернская почтовая контора значительно расширилась: под каменным строением значилось 70 саженей, деревянным – 150, под дворами – 470, под садами фруктовыми – 290. В соседних каменных домах Е. В. Прокудиной-Горской и Н. А. Адоевой расположились постоялые дворы для проезжающих через Владимир пассажиров.

Субботин так пишет о работе почты в городе Владимире: «Почта открыта для приема денег и посылок до 2 ч. … в разных пунктах города выставлены почтовые ящики, куда можно бросать письма до 8 вечера. … Доходы почтовой конторы до 35 т. р.»

С открытием железнодорожного сообщения изменилась и форма почтовой связи. Упразднялась пересылка почты с помощью почтовых экипажей. Эту роль стали играть специально оборудованные вагоны.

 

Источники:

Субботин А. П. Губернский город Владимир в 1877 году: всестороннее описание в связи с сравнительными данными о других городах России: опыт отчизноведения. – Владимир, 1879. – С. 104-106.

Царев А. А. Почтовая служба // Памятники истории и культуры. – Вып. 2. – Ярославль, 1983. – С. 57.

Дятлова Н. 220 лет назад была учреждена губернская почта // Молва. – 1999. – 26 янв. – С. 2.

Лаптева О. Владимирская почта предоставляет свои услуги со времен Екатерины II // Молва. – 1999. – 10 июля. – С. 2.

Похожие материалы